Медицинские статьи
Новости для специалистов

Коммерческие предложения
Документация
Медицинские статьи
Нормативные документы
Ссылки на статьи в мед изданиях

Современные подходы к диагн и лечению детей с СКР

Современные подходы к диагностике и лечению детей с синдромом раздражённой кишки.
Юрчик К.В., Назаренко О.Н., Гилевич Е.Ф., Рудкова Н.В., Пиневич О.П., Силивон С.А.
Белорусский государственный медицинский университет
4 городская детская клиническая больница

      Функциональная патология кишечника в последние десятилетия считается наиболее распространённой как в педиатрической, так и в терапевтической гастроэнтерологической клинике – по данным разных авторов, она встречается от 30 до 70%. Своего рода эталоном психосоматического расстройства принято считать синдром раздраженной кишки (СРК), этиология и патогенез которого недостаточно ясны, а терапия сопряжена со значительными трудностями. Распространённость СРК у взрослых в большинстве стран мира велика и составляет 15 — 20%, причём 2/3 лиц, испытывающих симптомы СРК, к врачам не обращаются.
      Заболеваемость СРК в среднем равна 1% в год. Пик заболеваемости приходится на молодой трудоспособный возраст — 30 — 40 лет. Соотношение женщин и мужчин составляет приблизительно 2:1. Симптомы СРК у пациентов продолжаются в течение долгого времени, часто накладываются на другие функциональные расстройства и порой серьезно ухудшают качество жизни. В педиатрической практике СРК относят к малоизученной патологии, и сведения о его распространённости, особенностях клинических проявлений и подходах к лечению встречаются в единичных публикациях.
    При формировании Римского Консенсуса II СРК у детей был отнесён к категории функциональных расстройств у детей, сопровождающихся абдоминальной болью, а критерии диагностики и лечения были такими же, как у взрослых, без учёта особенностей этого состояния у детей. В 2006 году на конгрессе по функциональным гастроинтестинальным расстройствам (ФГИР) в Лос-Анджелесе были предложены Римские Критерии III, в которых была
усовершенствована классификация, касающаяся детских ФГИР, где все варианты этих расстройств были разделены на 2 группы – ФГИР у младенцев и детей младшего возраста (до 5 лет) и детей старше 5 лет и подростков. СРК описывается только во второй группе, т.е. у детей старше 5 лет, однако и в данном случае критерии диагностики и лечения этого заболевания соответствуют таковым у взрослых без учёта особенностей детского
возраста. Этиопатогенез синдрома сложен и до конца не изучен. Различные аспекты, касающиеся его сущности, уже много лет изучают гастроэнтерологи, физиологи, социологи, экспериментаторы-психологи, нейробиологи, психиатры.  К основным этиолопатогенетическим факторам СРК в настоящее время относят психоэмоциональные, генетические, особенности семейного воспитания, висцеральную чувствительность и
гиперчувствительность, ось мозг-кишечник, воспаление, нарушения бактериальной флоры и моторики кишечника. Имеется точка зрения о возможной взаимосвязи между органическими и функциональными заболеваниями (например, при хронических воспалительных заболеваниях кишечника в анамнезе могут быть симптомы, характерные для СРК).
    Согласно современным представлениям, СРК является биопсихосоциальным расстройством, в основе развития которого лежит взаимодействие двух основных
патологических механизмов: психосоциального воздействия и сенсорно-моторной дисфункции, т.е. нарушения висцеральной чувствительности и двигательной активности кишечника на фоне так называемых сенсибилизирующих факторов, среди которых рассматриваются кишечная инфекция (в частности, перенесенная дизентерия), психосоциальный стресс, физическая травма, так или иначе ассоциированные с абдоминальной болью. Связь психических расстройств и СРК доказана. Так, у 60% больных с функциональными гастроэнтерологическими расстройствами диагностируется тревожное или депрессивное расстройство, вегетативные и гормональные сдвиги. (4, 5, В настоящее время D. A. Droossman предложена биопсихосоциальная концепция патогенеза и клинических проявлений функциональных гастроинтестинальных расстройств (Рисунок 1).
     Дать определение СРК, основанное на этиологии или патофизиологии, невозможно, поэтому его определение представлено как набор определенных диагностических
критериев. Эти критерии получили название «Римские критерии III» (2006г). В соответствии с ними, СРК — это устойчивая совокупность функциональных расстройств, проявляющаяся болью и/или дискомфортом в животе, которые проходят после дефекации, сопровождаются изменениями частоты и консистенции стула и сочетаются на протяжении 25% времени заболевания не менее чем с двумя стойкими симптомами нарушения функции кишечника — изменениями частоты стула, консистенции кала, самого акта дефекации (императивные позывы, тенезмы, чувство неполного опорожнения кишечника, дополнительные усилия при дефекации), выделением слизи с калом, метеоризмом. При этом продолжительность болезни должна быть не менее 6 мес., а обострения в общей сложности должны длится не менее 3 дней в течение последних 3 мес.
     Все симптомы СРК делят на три группы: кишечные; относящиеся к другим отделам ЖКТ; негастроэнтерологические. Основные кишечные симптомы описаны в Римских критериях III. Среди симптомов, характерных для поражения других отделов ЖКТ, чаще встречаются признаки функциональной диспепсии. Негастроэнтерологические проявления играют нередко главную роль в снижении качества жизни. К ним относятся: симптомы неврологических и вегетативных расстройств (мигрень, боли в поясничной области, ком в горле, сонливость, бессонница, различные виды дизурии, дисменорея,
импотенция и др.), признаки психопатологических расстройств (депрессия, синдром тревоги, фобии, истерия, панические атаки, ипохондрия и др., выявляемые у 15 — 30% больных).
   

     В соответствии с МКБ-10, различают 3 основных варианта СРК, в зависимости от ведущего клинического симптома: СРК с преобладанием диареи, с преобладанием запоров или с преобладанием болей. Согласно Римским критериям III предлагается классифицировать пациентов с СРК на следующие группы: 

  • 1. СРК с преобладанием запора (IBS-C) – твердый или комковатый стул ?25% и жидкий или водянистый стул<25% дефекаций.
  • 2. СРК с преобладанием диареи (IBS-D) – жидкий или водянистый стул?25% и твердый или комковатый стул <25% дефекаций.
  • 3. Смешанный СРК (IBS-М) – твердый или комковатый стул ?25% и жидкий или водянистый стул ?25% дефекаций.
  • 4. Неклассифицируемый СРК – патологическая консистенция стула, соответствующая критериям IBS-C, D, или M.
       

     Многие симптомы, свойственные СРК, не являются специфичными и могут встречаться при таких достаточно тяжёлых заболеваниях, как хронический панкреатит, лактазная недостаточность, дивертикулярная болезнь, болезнь Крона, неспецифический язвенный колит, злокачественные новообразования. Это означает, что диагноз СРК является диагнозом исключения, и должен ставиться после тщательного обследования больного и исключения у него широкого круга органической патологии. Кроме того, при его постановке обязательно исключение так называемых симптомов тревоги: ректальные кровотечения, снижение массы тела, манифестация симптомов после 50 лет, рак кишки в анамнезе у родственников, ночная симптоматика, изменения в анализе крови, гепато- и спленомегалия, лихорадка у больного.
    Неспецифичность клинических проявлений поражения кишечника делает крайне сложной постановку диагноза на нозологическом уровне. Гораздо проще определить, в рамки какого синдрома укладываются симптомы, и начать симптоматическое лечение. Выбор более легкого пути синдромной диагностики чреват грубыми диагностическими ошибками и повышенным риском несвоевременной диагностики органического заболевания. В связи с этим принята определенная стратегия постановки диагноза СРК. Процесс диагностики СРК условно разделен на V этапов. На I этапе ставится предварительный диагноз, на II — выделяется доминирующий симптом и соответственно клиническая форма синдрома; на III — исключаются симптомы “тревоги” и проводится дифференциальный диагноз. На IV этапе завершается скрининг органического заболевания при выполнении оптимума диагностических тестов, который включает клинический и биохимический анализы крови, копрологическое исследование с анализом кала на яйца глистов и цисты лямблий, ЭГДС, УЗИ органов брюшной полости и малого
таза, сигмо- или колоноскопию и ирригоскопию. На V этапе назначают первичный курс лечения не менее чем на 6 недель, по результатам которого вновь обращаются к оценке диагноза. При эффективности лечения может быть выставлен окончательный диагноз СРК, при неэффективности — проводится дополнительное обследование. 
     Лечение больных СРК является очень трудной задачей. Непрекращающиеся до настоящего времени попытки разработать эффективную схему терапии СРК с пролонгированным действием пока не дали результата ни для одного варианта течения заболевания. Очевидно, это связано с тем, что проблема поиска и объективной оценки эффективности того или иного препарата очень непроста из-за сложности и малоизученности патофизиологии СРК и достаточно высокого эффекта плацебо (до 41% и более) в этой группе пациентов. Механизмом, частично объясняющим этот факт и на который сложнее всего повлиять, является психосоциальное воздействие. В любом случае каждый конкретный пациент требует индивидуального подхода. Лекарственная терапия назначается с учетом преобладания у больных с СРК тех или иных клинических симптомов. 
     Лечение больных с СРК включает несколько аспектов. Это режимные и диетические советы, психотерапевтические беседы, назначение при необходимости психотропных препаратов и целенаправленная симптоматическая фармакотерапия. Психотерапевтические беседы о природе заболевания, о возможности его излечения имеют исключительно важное значение для эффективности лечения. В случаях, когда у пациента с СРК имеют место симптомы депрессии или повышенной тревоги, дополнительно к беседам назначаются антидепрессанты или транквилизаторы. 
     Целенаправленная фармакотерапия СРК способствует нормализации моторно- эвакуаторной функции кишечника и акта дефекации, нарушенных процессов пищеварения и всасывания, восстановлению биоценоза кишечника при его нарушениях.
     Поскольку при всех вариантах СРК ведущую роль в развитии симптомов заболевания играют нарушения моторики кишечника (в виде ускоренной перистальтики или кишечных спазмов), практически всем пациентам показано назначение спазмолитических средств различного механизма действия: миотропных спазмолитиков (но-шпа, папаверин), метеоспазмила, спазмомена. Привлекательным является применение селективного спазмолитика миотропного действия дюспаталина в связи с избирательностью воздействия на мускулатуру кишечника и желчевыводящих путей. К новым лекарственным средствам следует отнести: агонисты к-опиатных рецепторов; антагонисты 5-гидрокситриптамина4 (5НТ4); адренергические вещества (к2 — препараты); антагонисты субстанции Р. 
      В случаях преимущественного преобладания в клинической картине СРК запоров, предпочтение в лечении болезни отдаётся коррекции диеты. Рекомендуется употреблять продукты, содержащие растительные волокна (хлеб из муки грубого помола, отварную морковь, свёклу, яблоки, капусту) и достаточное количество жидкости. Включение в рацион питания продуктов, содержащих растительную клетчатку, должно осуществляться с индивидуальным подбором, поскольку некоторые из них могут усугубить метеоризм и боли. Для увеличения объёма стула, способствующего нормализации нарушенной моторики кишечника, с успехом можно применять препараты, содержащие набухающие вещества, в частности, оболочки семян подорожника Plantago ovata (мукофальк). В педиатрической практике препаратом выбора для коррекции запоров является лактулоза (дюфалак), причем стартовое назначение его должно быть в дозе 1г (1 – 1,5 мл) на килограмм веса с последующей коррекцией дозы в соответствии с клиническим эффектом. При стойких запорах возможно применение форлакса.
      При варианте СРК с преимущественным преобладанием диарейного синдрома препаратом выбора могут считаться антагонисты опиатных рецепторов кишечника, замедляющие перистальтику кишечника—лоперамид (имодиум). Кроме того, положительный эффект даёт дополнительное применение цитопротекторов (смекты), алюминий содержащих антацидов (маалокса, фосфалюгеля). При сочетании болевого синдрома с диареей больным с психопатологическими расстройствами назначение короткого курса трициклических антидепрессантов или анксиолитиков может облегчить абдоминальную боль и сопутствующую диарею благодаря антихолинергическим
свойствам препаратов.
     При изменениях биоценоза кишечника у взрослых рекомендуют проводить лечение дисбактериоза антибактериальными и противогрибковыми препаратами по показаниям. Для восстановления микрофлоры в период антибактериальной терапии дополнительно могут быть назначены пребиотики (хилак форте), а после неё—бифидум бактерии, бифилок, лактобактерин. В последнее время в педиатрической практике большое внимание уделяется применению препаратов с пребиотическим действием для коррекции нарушений микрофлоры, в частности, дюфалаку, назначаемому в пребиотической дозе (0,5 мл/кг), показана эффективность его применения в отношении нормализации уровня бифидобактерий в бактериограммах кала при наличии дисбактериоза у детей (25) или энтерожермине, обладающей, кроме пребиотического действия, эффектом иммуномодуляции.
     Имеющийся синдром мальдигестии при этом возможно устранить или уменьшить путём применения полиферментных препаратов поджелудочной железы—панкреатина (креона или мезима форте).
     Неудовлетворительные результаты лечения вызывают необходимость использовать разнообразные дополнительные лечебные процедуры — лечебную физкультуру, физиотерапию, гипнотерапию, методы, основанные на принципе биологической обратной связи (biofeedback), и групповое межличностное лечение в школах для больных с СРК. Эффективность выполнения программы определяется не столько субъективным состоянием и жалобами, сколько улучшением психосоциального состояния и качества жизни больного. Существенно, что оценку эффективности программы лечения в целом и действию отдельных лекарственных препаратов при их испытаниях, согласно Римскому консенсусу, должен давать сам больной.


     Целью настоящего исследования явилось изучение особенностей течения различных вариантов синдрома раздраженной кишки у детей и подростков с последующей разработкой оптимальных схем коррекции данного состояния.
      Задачи исследования:

  • 1. Изучение клинических проявлений СРК у детей и подростков.
  • 2. Исследование данных комплексного инструментального обследования больныхгруппы наблюдения.
  • 3. Изучение результатов лабораторных исследований, отражающих функциональныенарушения пищеварительной системы у детей и подростков с СРК.

    Материал и методы исследования. Группу наблюдения составили 60 пациентов в возрасте от 6 до 17 лет, находившихся на лечении в гастроэнтерологическом отделении 4 детской клинической больницы г. Минска в 2006 –  2007 годах, у которых после комплексного обследования, включавшего инструментальные (УЗИ органов брюшной полости, УЗИ толстого кишечника, по показаниям – ФГДС с биопсией, ирригоскопию или ректоскопию с морфологическим исследованием биоптатов, ЭКГ, УЗИ сердца) и лабораторные (общий анализ крови, мочи, повторные копрологические исследования, у части пациентов – биохимический анализ крови, исследование кала на дисбактериоз и тест на переносимость лактозы) методы исследования, а также консультации невропатолога, психотерапевта и в некоторых случаях – психиатра, был установлен (в соответствии с Римскими критериями III) в качестве основного диагноз «синдром разражённой кишки».
    При изучении клинических особенностей и данных лабораторно-инструментальных методов исследования больные были разделены на 3 группы:

  • СРК с запорами (группа 1, п=31, средний возраст 11,8 лет);
  • СРК с диареей (группа 2, п=23, средний возраст 14,1 лет) ;
  • неспецифический СРК (чередование поносов и запоров (группа 3, п=6).

     В последующем группа 3 из-за малого количества наблюдений и невозможности провести статистический анализ была исключена из исследования, и сравнительный анализ клинических проявлений различных вариантов СРК проводился в двух группах – СРК с запором и СРК с диареей. При анализе полового состава в группах наблюдения при варианте синдрома раздражённой кишки с запорами было установлено существенное преобладание девочек (61,2% ±8,7% в гр. 1 и 39,1%±10,1% в гр. 2, Р<0,05), а при СРК с диареей – мальчиков (38,8%±8,7% в гр.1 и 60,9%±10,1%, Р<0,05). Анализ клинических проявлений различных вариантов СРК у детей и подростков включал изучение семейного и аллергологического анамнеза, неврологического статуса, перенесённых ранее заболеваний, жалоб пациентов и наличия сопутствующих заболеваний. В результате изучения наследственной отягощённости установлено наличие хронического гастродуоденита или язвенной болезни у родственников в 67,6% случаев в гр. 1 и в 52,1% случаев в гр. 2. Все остальные заболевания встречались в единичных случаях.    Следует подчеркнуть, что различные варианты аллергических реакций в анамнезе наблюдались у 12 (37,2%) больных СРК с запорами и у 11 (47,8%) больных СРК с диареей с преобладанием пищевой и медикаментозной аллергии.
      Учитывая то, что в патогенезе СРК, по данным литературы, существенную роль играет поражение центральной и вегетативной нервной системы, нами был изучен неврологический статус детей в группах наблюдения. И, как оказалось, различные состояния, которые характеризуют поражение ЦНС и ВНС, наблюдаются с высокой частотой как в 1-ой (41,9%), так и во 2-ой (65,2%) группах. Однако в структуре патологий имелись различия (Таблица 1). У пациентов группы 1 несколько чаще встречались расстройства, характеризующие поражение ВНС, а в группе 2 — регистрировались астеноневротический синдром, психологические и психосоматические расстройства. Полученные нами данные были основаны на результатах анализа амбулаторных карт, ЭКГ, кардиоинтервалографии, консультаций невропатолога, психотерапевта и психиатра.

     Анализ жалоб пациентов показал, что в подавляющем большинстве ведущей жалобой являлись схваткообразные боли в животе, наблюдавшиеся у 29 (93,5±4,42%) пациентов группы 1 и у 20 (86,9±7,1%) – второй, что и являлось критерием диагностики СРК. Анализ других жалоб показал относительно высокую частоту встречаемости отрыжки (38,7±8,7% и 26,1±9,1% в первой и второй группе) и тошноты (16,1±6,6% и 21,7±8,5%
соответственно). Жалобы на метеоризм чаще предъявляли пациенты с диареей (в 30,4±9,5% случаев во второй группе по сравнению с 3,2±3,16% в первой, Р<0,01). В целом, практически все жалобы, которые предъявляли пациенты с СРК, отражали выраженность нарушений моторики ЖКТ при этом заболевании. Жалобы, связанные с расстройствами ВНС (головные боли, головокружения, непереносимость транспорта и
т.д.), наблюдались в группе СРК с запорами у 9 (29,6±8,15%), а при СРК с диареей – у 3 (13,04±7,0%) пациентов.
     Изучение наличия и спектра сопутствующих заболеваний показал, что в 100% случаев у пациентов с СРК имелись те или иные сопутствующие данному синдрому заболевания с преобладанием поражения верхних отделов пищеварительного тракта (Таблица 2), причём чаще всего наблюдались функциональная диспепсия и хронический антральный гастрит лёгкой степени, который в последнее время рекомендуют относить в функциональной диспепсии. Обращает на себя внимание отсутствие эрозивно-язвенных поражений слизистой оболочки желудка в обеих группах наблюдения.

      В отношении органического и функционального поражения кишечника можно отметить, что у пациентов, страдающих СРК с запорами, в 25,8% случаев имело место развитие функционального мегаколона (Р<0,01 по сравнению с группой 2), а у больных с диарейным синдромом чаще наблюдались явления хронического колита с минимальными морфологическими проявлениями, и с высокой частотой имела место вторичная лактазная недостаточность (Р<0,05 по сравнению с группой наблюдения 1). Важным представляется то, что у детей обеих групп с достаточно высокой частотой наблюдается наличие дисбактериоза кишечника (35,4±8,59% и 26±9,1% в группах 1 и 2).
      Сказанное подтверждает тезис о высокой частоте встречаемости сочетания СРК с функциональной диспепсией и другими функциональными гастроинтестинальными расстройствами. Другие сопутствующие заболевания (малые аномалии развития сердца, хронический тонзиллит, миопия) встречались в единичных случаях. О сопутствующих СРК синдроме вегетативной дисфункции и психосоматических расстройствах было упомянуто выше.
      Инструментальные методы исследования. В спектре выявленной при проведении УЗИ органов брюшной полости патологии (таблица 3) удалось установить, что у 45 — 55% пациентов с СРК имеет место увеличение и диффузные изменения печени, отражающие, вероятно, общее неблагополучие в органах ЖКТ. При данной патологии с достаточно высокой частотой наблюдается ДЖВП и регистрируются диффузные изменения поджелудочной железы (в особенности у больных первой группы, Р<0,05)

По скольку диагноз «СРК» предполагает исключение органической патологии, в комплексе обследования пациентов показано применение таких методов исследования, как ирригоскопия и ректоскопия (или колоноскопия) с биопсией. Указанные методы являются достаточно инвазивными для пациентов, и зачастую их назначение ограничивается строгими показаниями. В работу диагностического отделения и отделения детской гастроэнтерологии 4 детской клинической больницы внедрён такой метод, как ультразвуковое исследование толстой кишки (УЗИ ТК), который был проведён у 83% пациентов с СРК с запорами и 47% больных с СРК с диареей (Таблица 4). Этот метод оказался достаточно информативным в отношении обнаружения функционального мегаколона, в особенности у пациентов 1 группы. По этой причине пациентом с СРК и запорами целесообразно проводить это исследование.

     Ирригоскопия была выполнена у 7 (22,6%) пациентов первой группы и у 1 (4,3%) – второй, с обнаружением различных отклонений в 95% случаев. Данное исследование позволило выявить признаки мегаколона у 5 (71,4%) больных. Кроме того, при этом исследовании имелась возможность обнаружить такие признаки моторных нарушений, как спазм пуборектальной петли (у 3, 42,8% больных), изменения ректального угла (у 2, 25% больных). Полученные данные позволяют отнести данный метод к достаточно информативным при СРК, в особенности при его варианте, протекающем с запорами.
     Эндоскопическое исследование (ректоскопия) с целью исключения наличия воспалительных заболеваний толстой кишки было выполнено у достаточно большого количества больных с СРК – у 10 пациентов (32,3%) первой группы и у 17 (73,9%) – второй. При проведении ректоскопии у 40% обследованных больных с СРК с запорами и у 35,3% больных с преобладанием диарейного синдрома были выявлены хронический проктит или проктосигмоидит. Однако данные морфологического исследования показали невысокую частоту подтверждения эндоскопического диагноза с выявлениемминимальной полиморфноклеточной или лимфоцитарной инфильтрацией в 1/3 биоптатов. У 50% больных с запорами при этом исследовании были также обнаружены признаки функционального мегаколона.
    Лабораторные методы исследования. Оценка результатов копрологических исследований проводилась нами в 2 этапа. На первом этапе (Таблица 5) мы анализировали переваривающую способность кишечника, уделяя наибольшее внимание выраженным проявлениям нарушения переваривания мышечных волокон (++, +++), наличию нейтрального жира и жирных кислот. Установлено, что у большинства пациентов наблюдался синдром нарушения переваривания нутриентов, вероятно обусловленный изменением времени кишечного транзита и нарушением функционального состояния поджелудочной железы (подтверждаемое данными УЗИ органов брюшной полости) и кишечника, а минимальные копрологические отклонения присутствовали у 2/3 пациентов без различий в обеих группах.

     При анализе копрологического синдрома дисбактериоза (диаграмма 1) наибольшее внимание уделяли следующим его косвенным признакам: переваримая клетчатка (++), крахмал (++,++), дрожжевые и йодофильные бактерии. В результате анализа было установлено, что такие признаки, как наличие переваримой клетчатки, большого количества крахмала, дрожжевые и йодофильные бактерии чаще наблюдаются при СРК с диареей (Р<0,01). При СРК с запорами косвенные признаки дисбиоза были выражены в меньшей степени и проявлялись чаще наличием крахмала в копрограмме. В целом синдром дисбиоза у детей с СРК наблюдается у 1/3 с запорами и у 2/3 с диареей.

    Копрологический синдром воспаления толстой кишки (наличие лейкоцитов и слизи) в нашем наблюдении не встречался ни у одного пациента.
    Исследование кала на дисбактериоз было выполнено у 12 больных первой группы и 13 – второй. Анализ результатов этого исследования показал умеренное снижение уровнянормальной микрофлоры (бифидо-, лактобактерий и нормальной кишечной палочки) на 1 – 2 порядка практически у всех больных, с более выраженным снижением средней степени бифидобактерий в 1 г. фекалий (до 7,9±0,4) в группе пациентов с диареей по
сравнению с практически нормальным уровнем этих микроорганизмов у больных с запором (Р<0,05) и более высокую частоту обнаружения золотистого стафилококка в этой же группе (в 42,8±13,7% случаев в группе 2 и в 16,6±10,7% — в группе 1, Р<0,05). Полученные данные указывают на важность коррекции дисбиотических расстройств при различных вариантах СРК у детей, в особенности у больных с диарейным синдромом.

    Выводы:
1. Синдром раздражённой кишки у детей и подростков протекает на фоне поражения центральной и вегетативной нервной системы, наличием сопутствующих заболеваний (чаще функционального характера) органов пищеварения и риском развития функционального мегаколона при СРК с запорами и вторичной лактазной недостаточности при СРК с диареей.

2. При СРК у детей наблюдается сочетание нарушения функционального состояния поджелудочной железы и кишечника: по результатам копрологического исследования, вне зависимости от клинического варианта течения, у 2/3 больных имеются признаки нарушения переваривания нутриентов (у 1/3 – выраженные), требующие включения в комплекс лечения пищеварительных ферментов.

3. У 30,4% пациентов с СРК с преобладанием диареи наблюдается метеоризм.

4. Дисбиотические нарушения наблюдаются у 24% пациентов при СРК с запорами и 77,7% — при СРК с диареей с преобладанием умеренного снижения уровня нормальной микрофлоры, что является основанием для назначения пребиотиков в программе лечения данного заболевания.
5. С учётом установленных клинических особенностей СРК у детей нами разработана программа лечения данного заболевания.

Современные подходы к диагностике и лечению детей с синдромом раздражённой кишки.pdf





© 2009-2015 OOO «Лабораторные технологии»
Телефон/факс : +7 (342)291-21-91, 205-52-90
E-mail: labt1@yandex.ru